logoЖурнал нового мышления
ИССЛЕДУЕМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Шпионские мосты

Краткая история обменов: агенты, диссиденты, хулиганы, будущие министры и даже баскетболистка. «Обменный фонд» продолжает пополняться

Шпионские мосты

Фото: picture-alliance/ dpa

Я был здесь в мае 1995-го в составе делегации российских журналистов, приехавшей в Берлин в связи с 50-летием окончания Второй мировой войны в Европе. Приглашал бундесвер, разместил приглашенных в замке Глинике — рядом с мостом. Поэтому каждый вечер Юра Щекочихин озабоченно интересовался: «Кого сегодня меняем? На что?..»

Никого не поменяли.

Правда, одного из нас, возвращавшегося из города на общественном транспорте, в Потсдам все-таки увезли. Кипевший от возмущения, он появился в замке глубокой ночью, объяснил все так.

Автобус был пуст. Когда подъезжали к нашей остановке, Николай подошел к двери и широко улыбнулся водителю. Тот ответил такой же широкой улыбкой. И остановку проехал. То же произошло и на следующей, и на еще следующей… Словом, увезли журналиста на окраину Потсдама, до конечной. Там он пересел на другой автобус и до замка все-таки добрался.

По-немецки он не говорил ни слова.

Этот мост, мост Глинике, наверное, один из самых знаменитых на континенте. Он перекинут через реку Хафель и соединяет берлинский район Ванзе и город Потсдам. История его начинается со второй половины XVII века, когда был построен узкий деревянный мост для поездок знати к своим резиденциям в Потсдаме и охотничьим угодьям. С возрастанием объема перевозок в 1777 году мост был перестроен. Его сделали разводным, снабдили перилами, поставили шлагбаум и ввели плату за проезд. В 1831 году в дополнение к существующему мосту было начато строительство каменного моста по проекту придворного архитектора Карла Фридриха Шинкеля. Таким образом, современный Глиникский мост — четвертый по счету.

Строительство было начато в 1906 году, и через год мост был открыт. Длина — 128 метров, ширина — 22 м. Кстати, в ГДР было под запретом оборудование для подводного плавания по причине того, что часть границы с Западным Берлином проходила по реке и озерам.

По окончании Второй мировой войны и до объединения Германии по середине моста как раз проходила граница. Мост получил всемирную известность благодаря тому, что по крайней мере четырежды на нем состоялся обмен арестованными шпионами между советскими и американскими спецслужбами.

В средствах массовой информации его прозвали «шпионским мостом».

Мост Глинике. Фото: Friedrich-Karl Mohr

Мост Глинике. Фото: Friedrich-Karl Mohr

Первое такое мероприятие состоялось 10 февраля 1962 года, когда Советский Союз выдал Соединенным Штатам сбитого над Свердловском американского летчика Гэри Пауэрса в обмен на арестованного ФБР полковника Рудольфа Абеля.

В апреле 1964 года Конон Молодый был обменян — здесь же — на британского агента Гревилла Винна.

На этом же мосту, но уже в 1985 году, состоялся самый массовый обмен шпионами в истории. 11 июня 1985 года по этому мосту на Запад отправились 23 агента ЦРУ, сидевшие в тюрьмах ГДР и Польши, некоторые уже достаточно продолжительное время. В свою очередь, СССР получил четырех агентов Восточного блока. Переговоры об этом массовом обмене велись на протяжении нескольких лет.

При этом начались они с обсуждения освобождения человека, которого в тот день так и не оказалось среди тех, кто получил свободу.

Речь шла о советском правозащитнике Анатолии Щаранском.

Американцы на автофургоне «Шевроле» подвезли к мосту «своих». Среди них были польский разведчик Мариан Захарски, в 1981 году приговоренный к пожизненному заключению «за деятельность по установлению планов вооруженных сил США»; Пенью Костадинов, бывший торговый атташе посольства Болгарии в Вашингтоне, арестованный ФБР в 1983 году при получении конфиденциальных правительственных документов; физик из ГДР Альфред Цее, который передавал в Восточный Берлин секретные сведения о ВМС США и был арестован в 1983 году на конференции в Бостоне; четвертой участницей обмена была курьер КГБ Алиса Михельсон, гражданка ГДР, которую задержали в 1984 году в аэропорту имени Кеннеди в Нью-Йорке.

И наконец, 11 февраля 1986 года состоялся обмен диссидента Анатолия (Натана) Щаранского.

После этого обменов на мосту Глинике не было: просто здесь перестала существовать граница.

Первый обмен на мосту Глинике

Настоящее имя Рудольфа Абеля — Вильям Генрихович Фишер. Полковник, нелегально «работал» в Нью-Йорке, в 1957 году арестован ФБР из-за предательства напарника. Судим, получил 30 лет. Обменян на Френсиса Гэри Пауэрса, пилота сбитого под Свердловском самолета-шпиона У-2.

Рудольф Абель. Фото: AP Photo

Рудольф Абель. Фото: AP Photo

Судьба Абеля сразу приобрела значение козырной карты в сложной игре. Свидетельством тому книга («Незнакомцы на мосту»), которую в 1966 году написал американский адвокат Джеймс Донован, защищавший в суде советского шпиона, — очень показательно и то, что попало на ее страницы, и то, что в ней явно оказалось опущено. Впервые (на английском, естественно) книга была издана в 1964 году. Через тридцать четыре года ее перевели на русский и издали; читается и сегодня на одном дыхании.

Поражает, насколько не доверяли друг другу «высокие договаривающиеся стороны»: ежеминутно и американцы, и советские напряженно ждали подвохов и обманов; к подвохам и обманам всегда были готовы и сами.

«Дипломат Шишкин», ведший переговоры в Берлине со стороны русских, был на самом деле, пишет Донован, начальником «III европейского отдела КГБ», да и Шишкиным ли? В операции на самом последнем этапе принимали участие будущий начальник нелегальной разведки управления «С» ПГУ КГБ Юрий Дроздов (под псевдонимом Юрген Дривс играл немногословную роль «немецкого кузена» Абеля) и восточногерманский адвокат Вольфганг Фогель (на чью фамилию я постоянно натыкался в делах об обменах на протяжении многих лет)…

Обмен состоялся 10 февраля 1962 года на Глиникском мосту.

«Когда настало время ехать, он (Абель.П.Г.) взял меня за руку и сказал с большой искренностью:

— Я никогда не смогу как следует отблагодарить вас за ваш тяжелый труд, а главное — за вашу добросовестность. Я знаю, что ваша страсть — коллекционирование редких книг. В моей стране такие культурные ценности являются достоянием государства. Но я как-нибудь устрою, чтобы вы в течение ближайшего года получили должное выражение моей благодарности.

Из тюрьмы мы поехали к назначенному месту встречи на мосту Глиникер-брюкке. Когда мы прибыли туда, было уже светло, но страшно холодно. С нашей стороны моста повсюду можно было видеть американскую военную полицию. Она сменила часовых западногерманской пограничной охраны, которые, как я заметил, сидели в караульной будке с изумленным и даже несколько испуганным видом и пили кофе. Их явно не известили о нашей миссии. Абель прибыл около 8 часов 15 минут в машине, полной охраны. Наш охранник, который потом вышел на мост с Абелем и Уилкинсоном, был здоровенный детина, каких мне редко приходилось видеть. Ростом не менее двух метров, он весил, должно быть, килограммов 130 с лишним. Я так и не узнал, кто он, но, вероятно, его прислали сюда из Федерального управления тюрем»...

Ровно в 8 часов 20 минут Донован вышел на середину моста. По одну сторону от него шел глава миссии США в Берлине, по другую — молодой штатский, который был товарищем Пауэрса, когда тот летал на У-2. Тем временем с другой стороны к ним начал приближаться Шишкин в сопровождении двух штатских. Когда они дошли до середины моста, Донован и Шишкин выступили вперед, официально обменялись рукопожатиями и дали обоюдные заверения, что в соответствии с соглашением все готово.

Джеймс Донован

Джеймс Донован

«...Было 8 часов 45 минут. Я (Донован. — П.Г.) подал знак Уилкинсону. Он вынул официального вида документ и скрепил его своей подписью. (Тем временем оба заключенных были опознаны встречавшими, которые начали дружески махать им руками.) По знаку, поданному Шишкиным и мной, Пауэрс и Абель вышли вперед со своими мешками и переступили через разграничительную линию. Они не взглянули друг на друга...

Абель задержался. Он попросил Уилкинсона дать ему официальный документ о помиловании, сказав:

— Я буду хранить его как своего рода диплом.

Затем, положив свой мешок, он протянул мне руку и сказал:

— Прощайте, Джим!

Я ответил:

— Всего хорошего, Рудольф»...

Через полгода на пограничный пункт «Фридрихштрассе» прибыл советский курьер и спросил представителя американской миссии. Он передал ему предназначавшиеся для Донована конверт и пакет, на которых был указан его нью-йоркский адрес. В приложенном к пакету письме говорилось:

«Дорогой Джим!

Хотя я не коллекционер старых книг и не юрист, я полагаю, что две старые, изданные в XVI веке книги по вопросам права, которые мне удалось найти, достаточно редки, чтобы явиться ценным дополнением к вашей коллекции. Примите их, пожалуйста, в знак признательнос­ти за все, что вы для меня сделали.

Надеюсь, что ваше здоровье не пострадает от чрезмерной загруженности работой.

Искренне ваш Рудольф».

В пакете были два редких издания XVI века: «Комментарии к кодексу Юстиниана» на латинском языке в веленевых переплетах.

Надо полагать, что никакой не «Рудольф» отдарился за работу адвоката...

В это же время Донован получил и личное (очень теплое) письмо президента Кеннеди:

«Я хочу, чтобы вы знали, что я считаю возвращение г-на Пауэрса и результаты пересмотра его дела ценными с точки зрения национальных интересов… Насколько мне известно, переговоры, которые вы взяли на себя после того, как дипломатические каналы оказались бесполезными, являются единственными в своем роде, и вы вели их с величайшим умением и мужеством…»

…Дело «полковника Абеля» было закончено. В Москве ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Самый безукоризненный из диссидентов

Александр Гинзбург учился в московской мужской школе № 12, после школы уехал в Новосибирский ТЮЗ, где работал актером и режиссером. Потом поступил на журфак МГУ, учился на заочном отделении, работал в «Московском комсомольце». В 1959–1960 годах составил самиздатский поэтический альманах «Синтаксис». В альманах вошли неопубликованные стихи его друзей — Генриха Сапгира, Игоря Холина, Сергея Чудакова, Николая Глазкова, Александра Аронова, Булата Окуджавы, Беллы Ахмадулиной. Там же впервые были напечатаны стихи Бродского. Альманах включал 10 авторов, каждый из которых был представлен пятью стихотворениями. Всего вышли три номера «Синтаксиса». Четвертый был подготовлен, но КГБ провел обыск «по подозрению в наличии антисоветской литературы».

Стихи изъяли. Поэтические тексты, по признанию Гинзбурга, по объему заняли у гэбистов «полгрузовика».

Гинзбург был арестован. После безуспешных попыток КГБ сформулировать политическое обвинение следователи вменили ему в вину давний случай, когда Алик написал за товарища сочинение на аттестат зрелости в школе. Его осудили за «подделку документов» к двум годам. Отбывал он наказание в «смешанной зоне» на севере Кировской области в Вятлаге.

Александр Гинзбург. Фото: bessmertnybarak.ru

Александр Гинзбург. Фото: bessmertnybarak.ru

После освобождения вернулся в Москву, был рабочим музея, электриком, токарем и аварийным работником московской канализации.

Второй раз сел в 1966 году, когда составил сборник под названием «Белая книга» — о деле писателей Андрея Синявского и Юлия Даниэля. Гинзбург лично отнес пятый экземпляр машинописной закладки рукописи в приемную КГБ СССР на Кузнецком мосту с предложением обменять публикацию книги на досрочное освобождение Синявского и Даниэля.

Достаточно наивное предложение осталось без ответа.

Изображение

«Белая книга» была разослана во многие официальные инстанции СССР, депутатам Верховного Совета СССР и в конце концов вышла за границей. А Гинзбург в Москве в 1967 году был осужден по статье 70 УК РСФСР («Антисоветская агитация и пропаганда») на пять лет лагерей.

Наказание отбывал в мордовском политическом лагере ЖХ 385/17. После освобождения поселился в подмосковном городе Таруса, так как по советским законам мог жить не менее чем за 100 километров от Москвы.

В феврале 1974-го, после ареста и высылки Солженицына, помогал Наталье Дмитриевне выносить из дома и перепрятывать рукописи и материалы писателя. Солженицын включил Гинзбурга в число своих тайных помощников. А с апреля 1974 года Алик стал распорядителем «Русского общественного фонда помощи преследуемым и их семьям», созданного Солженицыным.

Вскоре он стал одним из учредителей Московской Хельсинкской группы. Неоднократно подвергался обыскам, допросам, задержаниям.

3 февраля 1977 года в рамках кампании по разгрому Хельсинкского движения в стране Гинзбурга в числе других активистов хельсинкских групп арестовали; за антисоветскую пропаганду он был приговорен к восьми годам лишения свободы в колонии особого режима. 27 апре­ля 1979 года в результате переговоров на высшем уровне между СССР и США Александр Гинзбург вместе с четырьмя другими политзаключенными — Эдуардом Кузнецовым, Марком Дымшицем, Георгием Винсом и Валентином Морозом — был обменен на двух сотрудников КГБ — Р. Черняева и В. Энгера, — осужденных в США за шпионаж в пользу СССР на срок по 50 лет тюремного заключения каждый.

Гинзбург жил в США, потом во Франции, в Париже с женой Ариной Жолковской-Гинзбург и двумя детьми. Руководил Русским культурным центром в Монжероне, а с середины 1980-х годов и до октября 1997 года работал в газете «Русская мысль» — делал обзоры «Хроника текущих событий». А Арина была заместителем главного редактора Ирины Иловайской.

Александр Гинзбург в 1980 г. Фото: Dutch National Archives

Александр Гинзбург в 1980 г. Фото: Dutch National Archives

Когда-то Александра Свиридова, еще до эмиграции, сняла о нем замечательный фильм. Вот что говорит в нем о своем освобождении сам Гинзбург:

«Меня привезли в лагерь в сентябре 78-го, а в апреле 79-го уже дернули на этап. «Собирайтесь с вещами». С вещами сажают в «воронок», причем вижу, что это не единственный «воронок», отходящий от нашей маленькой зоны. От зоны отходят три «воронка». Дальше — вагон для заключенных, потом опять «воронок», пересыльная тюрьма.

Привозят в «Лефортово», приводят к начальнику тюрьмы. Сидит полковник Поваренков, начальник тюрьмы. И рядом двое в штатском, которые объявляют: «От имени Верховного Совета мы заявляем, что вы лишаетесь гражданства и высылаетесь за пределы Советского Союза». Дальше ведут не в камеру, а в боксики, через которые мы проходили, когда нас привезли в тюрьму. А там уже на стуле висит болгарский пиджак, венгерские штаны, польский галстук, стоят чешские ботинки, и все по нашему размеру. «Вот, переодевайтесь».

Нас хватают, буквально хватают, и — во двор, в машину. Черная «Волга». Никаких наручников. Как при аресте: двое — впереди, двое — у тебя по бокам... Первый раз видел в Лефортовской тюрьме, что были открыты двое ворот, — обычно это шлюзы: одни ворота открываются, машины заезжают, другие закрываются. А тут — машина выскакивает вперед и становится в хвост такой же точно машине, в которой сидит такой же точно стриженый затылок, который я вижу. Я был в последней машине и насчитал, что помимо меня как минимум еще четыре таких же. И этот кортеж по утренней Москве едет в Шереметьево. Впереди — милиционеры с мигалками, сзади — милиционеры с мигалками. И — прямо на летное поле. Нас выводят, заводят в самолет, Ту какой-то, на нем изображены олимпийские кольца, поскольку в Москве должна быть Олимпиада.

Приходят в самолет представители американского посольства и объявляют, что нас везут в Америку. Выясняют у нас про наших родственников. Кто-то говорит, что родственники включены в то же самое соглашение, и так далее. Но про то, что это обмен — ни звука. Мы этого ничего не знаем.

Все, мы взлетаем! А когда приземлились и нас посадили в огромные белые «Кадиллаки», каждого — отдельно, и повезли по очень любопытному городу Нью-Йорку, по всем его виадукам, под мостами, над мостами, то я узнал. Мне досталась очаровательная попутчица. Сотрудница Совета национальной безопасности Джессика Такман, дочка известной писательницы Барбары Такман. Она мне и сказала, что это был обмен. Имена не помню, но это были сотрудники Советской миссии при ООН, которые попались с поличным на том, что получали от американцев завербованных какие-то секретные документы. Когда я собрался писать об этом книжку, она должна была называться «Две пятых советского шпиона»…

...Книжку он так и не написал.

Как готовят в министры

Натан Щаранский. Фото: AP Photo

Натан Щаранский. Фото: AP Photo

Натан Щаранский после окончания московского Физтеха устроился работать в ВНИИ нефти и газа — где работал инженером-математиком на должности младшего научного сотрудника. В свободное от работы время тренировал юных шахматистов в шахматном клубе в парке «Сокольники».

В середине 1970-х Щаранский становится одним из инициаторов создания Московской группы по контролю за соблюдением Хельсинкских соглашений в области прав человека (так называемой Хельсинкской группы), помощником и переводчиком академика Андрея Сахарова. Щаранский активно участвовал в еврейском движении в СССР, демонстрациях и голодовках протеста; был автором ряда писем и обращений еврейских активистов к советским властям и международной общественности. Встречаясь с аккредитованными в Москве иностранными журналистами, Щаранский передавал им информацию о преследованиях, которым подвергались активисты-правозащитники, о необоснованных отказах в разрешении на выезд из СССР, о многочисленных случаях нарушений прав человека в СССР.

15 марта 1977 года был арестован по обвинению в измене Родине и антисоветской агитации. Одновременно с арестом в газете «Известия» было опубликовано открытое письмо Александра Липавского, одного из приближенных к Щаранскому людей, являвшегося агентом КГБ.

Обвинение утверждало, что шпионаж заключался в сборе и передаче Щаранским на Запад списков лиц, которым было отказано в выезде из СССР с обоснованием «сохранение государственной тайны»; что эти списки содержали материалы о 1300 лицах, располагавших военными и иными секретами, и информацию о дислокации, ведомственной принадлежности и режиме секретности двухсот предприятий в разных городах Советского Союза, о руководящих работниках этих предприятий; что Щаранский передал эти списки «работавшему в Москве под видом журналиста агенту американской военной разведки» Роберту Тоту, который использовал их против интересов СССР, опубликовав статью «Советский Союз косвенно раскрывает центры секретных работ»; и что Щаранский делал все это по заданию иностранных разведывательных служб.

Помимо этого утверждалось, что Щаранский помогал Тоту устанавливать

«конспиративные контакты с учеными и специалистами, причастными к хранению секретной информации, в результате чего Тот получил не подлежавшую публикации в открытой печати информацию о парапсихологии и космических и социологических исследованиях».

Обвинение утверждало, что «оказание иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР» состояло в том, что Щаранский «передавал за рубеж материалы, намеренно искажающие действительную картину жизни в СССР» и «призывал правительства ряда стран, чтобы они — под предлогом заботы о правах человека — оказывали непрерывное давление на Советский Союз, побуждая его изменить внутреннюю и внешнюю политику».

Приговорили его к 13 годам.

Наказание Щаранский отбывал во Владимирской и Чистопольской тюрьмах, а затем в колонии строгого режима в Пермской области. За протесты против незаконных действий тюремного начальства примерно половину отбытого им девятилетнего срока заключения Щаранский провел в одиночной камере и более 400 дней — в штрафном изоляторе. Щаранский неоднократно объявлял голодовки протеста, подвергался принудительному кормлению.

Натан Щаранский. Фото: Jonathan Zindel / Flash 90

Натан Щаранский. Фото: Jonathan Zindel / Flash 90

11 февраля 1986 года Щаранского вместе с двумя гражданами ФРГ и гражданином Чехословакии обменяли на мосту Глинике на арестованных в США чехословацких агентов Карела Кехера и его жену Хану, а также советского разведчика Евгения Землякова, польского разведчика Ежи Качмарека и разведчика ГДР Детлефа Шарфенорта, арестованных в ФРГ.

После репатриации в Израиль в 1986 году — государственный и общественный деятель, депутат кнессета, писатель. Кавалер двух высших американских наград — Золотой медали Конгресса США (1986) и президентской медали Свободы (2006), лауреат Премии Израиля (2016).

Я общался со Щаранским в 1992 году, помню впечатление: маленький, я бы сказал — полноватый, улыбчивый, обаятельный человек, министр Израиля.

Да!.. Всех евреев, из-за «секретности работы» которых (в области парапсихологии?) Щаранского в свое время привлекали к суду, из СССР выпустили.

Судьба «хулигана»

Владимир Буковский в общей сложности в тюрьмах и на принудительном «лечении» провел 12 лет.

В последний раз (в 1972 году) за «антисоветскую агитацию и пропаганду» его приговорили к семи годам заключения (с отбыванием первых двух лет в тюрьме) и пяти годам ссылки — максимальный срок наказания по статье 70.1 УК РСФСР. Срок отбывал во Владимирской тюрьме, затем в колонии Пермь-36. Находясь в заключении, в соавторстве со своим солагерником, психиатром Семеном Глузманом, написал «Пособие по психиатрии для инакомыслящих» — руководство, призванное помочь тем, кого власти пытаются объявить невменяемыми.

Владимир Буковский. Фото: Getty Images

Владимир Буковский. Фото: Getty Images

В 1976 году Буковского обменяли на генсека чилийских коммунистов; уезжать не хотел, но его и не спрашивали. (Его друг Вадим Делоне написал тогда знаменитую частушку:

«Обменяли хулигана на Луиса Корвалана. Где б найти такую …, чтоб на Брежнева сменять?»

Частушка пользовалась невиданной популярностью.)

Закончил Кембриджский университет, нейрофизиолог. Автор многих книг, изданных по всему миру, в том числе в России. Участник «Московского процесса» о запрете КПСС. В 2007 году Буковский был выдвинут кандидатом на пост президента Российской Федерации, но Центризбирком отклонил его заявку, мотивируя отказ проживанием Буковского вне территории РФ последние десять лет и отсутствием документов, подтверждающих его род занятий, Верховный суд подтвердил законность отказа.

Последние сведения об обменах

В июне 2010 года в США были задержаны сразу десять российских разведчиков-нелегалов: Анна Чапман, Ричард и Синтия Мерфи, Хуан Ласаро и Викки Пелаэс, Майкл Зотолли и Патрисия Миллз, Михаил Семенко, Дональд Хэтфилд и Трейси Фоли.

В обмен на задержанных в США агентов, которых сдал бежавший в США полковник Службы внешней разведки Александр Потеев, Россия выдала четырех заключенных, которые уже отбывали наказание в нашей стране. Это были обвиняемые в шпионаже на США и Великобританию бывшие сотрудники СВР и ГРУ Александр Запорожский и Сергей Скрипаль, бывший заместитель главы службы безопасности телекомпании «НТВ Плюс» Геннадий Василенко и бывший завсектора института США и Канады РАН Игорь Сутягин.

Смелые российские разведчики, среди которых выделялась очевидными талантами Анна Чапман, были приняты премьер-министром и вместе с ним, как сообщили агентства, исполнили в его кабинете песню «С чего начинается Родина».

Вполголоса?

Что же до тех, на кого наших разведчиков выменяли, то 4 марта 2018 года Скрипаль и его 33-летняя дочь Юлия, приехавшая из Москвы навестить отца, были найдены без сознания на скамейке близ торгового центра в Солсбери без видимых телесных повреждений. Их экстренно госпитализировали в больницу города в состоянии тяжелого отравления редким нервно-паралитическим веществом. Оба оказались в реанимации в состоянии комы. Всего в результате инцидента пострадал 21 человек, в том числе госпитализирован прибывший первым на место события полицейский Ник Бейли. Глава контртеррористического отдела Скотланд-Ярда заявил, что отравление было совершено при помощи нервно-паралитического отравляющего вещества, которое впоследствии было идентифицировано как боевое отравляющее вещество класса «Новичок». Власти Британии квалифицировали отравление Скрипаля как покушение на убийство.

Сергей и Юлия Скрипали. Фото: соцсети

Сергей и Юлия Скрипали. Фото: соцсети

Кстати, именно в Солсбери, где поселился Скрипаль, влекомые интересом к старинной архитектуре, приехали на день из России предприниматели Петров и Боширов, как утверждают недоброжелатели, сотрудники ГРУ. Но Петров и Боширов в Москве отыскали где-то номер телефона Маргариты Симоньян и дали ей интервью, правда, на предубежденных врагов интервью не произвело впечатления, на которое оно, казалось бы, вправе рассчитывать…

Российская сторона сообщила, что не располагает никакой дополнительной информацией о происшествии, и выразила согласие сотрудничать со следствием.

Кажется, оно продолжается до сих пор.

Британские официальные лица жестко отреагировали на инцидент с отравлением Скрипаля, который привел к существенной эскалации напряженности в российско-британских отношениях, высылке значительного числа дипломатов обеими сторонами и другим взаимным санкциям.

Виктор Бут. Фото: Christophe Archambault / AFP FILES / AFP

Виктор Бут. Фото: Christophe Archambault / AFP FILES / AFP

…Виктор Бут — российский предприниматель, осужденный в 2012 году в США на 25 лет тюрьмы «за намерение незаконно осуществить торговлю оружием и поддержку террора». Американский суд признал Бута виновным по нескольким пунктам обвинения, в том числе, в сговоре с целью продажи оружия организации «Революционные вооруженные силы Колумбии — Армия народа» (ФАРК), которую американские власти считают террористической.

Западные средства массовой информации называют Бута «оружейным бароном» и «торговцем смертью». По утверждению некоторых российских СМИ, «спецслужбы США» считают его «одним из крупнейших нелегальных торговцев оружием в мире».

Российская сторона почему-то к судьбе именно Бута проявляла особенный интерес.

8 декабря 2022 года Виктор Бут вернулся в Россию после обмена на американскую баскетболистку Бриттни Грайнер, осужденную за контрабанду наркотиков.

Миллионер Виктор Медведчук — пожалуй, самый известный пророссийский деятель в Украине, как утверждают — кум нашего президента (президент — крестный отец дочери Медведчука Дарьи). Лидер парламентской фракции. Был обвинен в государственной измене, подвергнут домашнему аресту. Бежал.

12 апреля 2022 года задержан Службой безопасности Украины, о чем президент Владимир Зеленский сообщил в своих соцсетях.

Виктор Медведчук. Фото: V_Zelenskiy / official Telegram

Виктор Медведчук. Фото: V_Zelenskiy / official Telegram

14 апреля 2022 года суд арестовал 154 объекта имущества Медведчука и его третьей жены: 26 автомобилей, 30 земельных участков, 23 дома, 32 квартиры, 17 парковочных мест, моторную яхту и доли в уставных капиталах в 25 компаниях.

21 сентября 2022 года Медведчука вместе с 55 российскими военнослужащими обменяли на 215 украинских военнослужащих (из которых 124 были офицерами), в том числе на 108 бойцов и руководителей полка «Азов» (командира Дениса Прокопенко — «Редиса» — и его заместителя Святослава Паламара — «Калину»), а также иностранных граждан, приговоренных в ДНР к смертной казни за наемничество. Сначала об обмене объявила украинская сторона, позже ее подтвердило и российское военное ведомство. Представитель Кремля Дмитрий Песков комментировать обмен Медведчука на командиров полка «Азов» отказался. После обмена политик отправился в Россию.

10 января 2023 года президентом страны был лишен гражданства Украины.

«Обменный фонд» пополняется

С российской стороны в этом году к американцу Полу Уилану, отбывающему шестнадцатилетний срок в мордовской колонии, добавился собственный корреспондент The Wall Street Journal Эван Гершкович. Это первый американский журналист, задержанный в России по обвинению в шпионаже, с 1986 года.

Кстати, по словам адвокатов Пола Уилана, после его задержания им говорили, что его могут обменять на Виктора Бута, отбывавшего с 2012 по 2022 год срок в американской тюрьме. Но Уилан сидит, а Бут на свободе, и ЛДПР уже выдвигает его кандидатом в депутаты Законодательного собрания Ульяновской области, говорят, даже планируется после избрания сделать его сенатором; а что, кадр, безусловно, ценный…

23 мая 2023 года российский суд продлил для Эвана Гершковича срок предварительного заключения на три месяца — до 30 августа. Агентство Reuters уточнило, что в случае, если журналиста признают виновным, ему может грозить до 20 лет тюрьмы. Можно сделать качественный обмен — на Западе кандидатов на сделку хватает.

ОТ РЕДАКЦИИ

«Обменный фонд» — ситуация на сегодняшний день

Как справедливо отмечено в статье Павла Гутионтова, «обменный фонд» пополняется. Правда, никогда никто из уполномоченных на это чиновников публично не скажет, кто в нем находится. Вплоть до момента, когда обмен вот-вот состоится, или, что чаще, — в его ходе или сразу после него. Такова практика служб, которые этим занимаются, и особая деликатность подобной материи. Из-за лишних слов все, на что сторонами обмена были потрачены огромные переговорные усилия, может в одночасье сорваться. Лучше по-тихому.

Впрочем, история «шпионских мостов» и обменов сидельцами дает возможность прикинуть, кто в этом «фонде» может находиться.

Попробуем на основании современной информации и опыта прошлого создать его вероятную модель.

Резерв российской стороны

Кроме уже упомянутых Гутионтовым американцев Пола Уилана и Эвана Гершковича — наиболее вероятных кандидатов на обмен, есть еще несколько иностранных персон, обвиненных в РФ в шпионаже и разглашении гостайны.

Райво Суси. Фото: Rus.Postimees.ee

Райво Суси. Фото: Rus.Postimees.ee

Райво Суси (гражданин Эстонии). Владелец ряда эстонских компаний, занимающихся обслуживанием самолетов. Был задержан 10 февраля 2016 года в транзитной зоне аэропорта Шереметьево по обвинению в шпионаже. 11 декабря 2017 года Мосгорсуд приговорил Суси к 12 годам колонии строгого режима.

Карина Цуркан. Владислав Шатило / РБК

Карина Цуркан. Владислав Шатило / РБК

Карина Цуркан (гражданка России, Молдовы и Румынии). Член правления «Интер РАО». Согласно обвинительному заключению, Цуркан передала в Службу информации и безопасности (СИБ) Молдавии данные о поставках российской электроэнергии на Украину, представляющие собой гостайну. 29 декабря 2020 года Мосгорсуд приговорил ее к 15 годам колонии общего режима.

Андрей Петкевич. Фото: kp.ru

Андрей Петкевич. Фото: kp.ru

Андрей Петкевич (гражданин Украины). 23 мая с.г. осужден на 16 лет за шпионаж в отношении оборонных предприятий России.

Иван Забавский. Фото: @ivanzabavsklj / Instagram

Иван Забавский. Фото: @ivanzabavsklj / Instagram

Иван Забавский (гражданин Украины). Пока не осужден — 2 августа суд в Санкт-Петербурге отправил его в СИЗО по обвинению в шпионаже. 27-летний украинец пропал еще год назад, когда отправился в село под Харьковом (там тогда были российские войска), чтобы забрать из-под обстрелов свою мать.

Исторический опыт указывает также на гипотетическую возможность стать участниками обменов граждан нашей страны, осужденных по обвинению в госизмене. Наиболее знаковые фигуры в этой категории — Иван Сафронов и Владимир Кара-Мурза (который к тому же является подданным Великобритании, а в РФ признан иноагентом).

Владимир Кара-Мурза (признан иноагентом в РФ). Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Владимир Кара-Мурза (признан иноагентом в РФ). Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Кандидатом в попадание в «обменный фонд» может также стать бывший завхоз консульства США в Приморье Роберт Шонов. Его обвиняют по новой статье Уголовного кодекса 275.1 — «конфиденциальное сотрудничество со специальной службой иностранного государства, международной или иностранной организацией либо с их представителями». Арестован в марте с.г. во Владивостоке, находится под арестом в Лефортово.

Резерв со стороны «недружественных стран»

Вадим Красиков

Вадим Красиков

Вадим Красиков (он же по поддельным документам Вадим Соколов). Застрелил в Берлине в парке Тиргартен Зелимхана Хангошвили, уроженца Грузии чеченского происхождения, за что был приговорен к пожизненному заключению. В июле 2022 года РФ попросила включить Вадима Красикова в список для обмена. К этой просьбе присоединились власти США (был вариант с обменом на Пола Уилана), но Германия тогда не согласилась, указав на тяжесть преступления Красикова.

30 июня с.г. в Польше по обвинению в шпионаже был арестован российский хоккеист Максим Сергеев, игрок польского хоккейного клуба первой лиги с российским гражданством. Его обвиняют в том, что он занимался «обнаружением критической инфраструктуры» в нескольких польских воеводствах. Ему предъявлено обвинение в участии в организованной преступной группе и в деятельности иностранной разведки против интересов Польши.

В Словении расследуют дело супружеской пары, обвиняемой в работе на российскую разведку. В начале декабря словенское Агентство разведки и безопасности (Sova) арестовало 38-летних супругов Людвига Гиша и Марию Майер, предъявив им обвинение в шпионаже в пользу России.

Паспорт Людвига Гиша

Паспорт Людвига Гиша

В декабре 2022 года в Вене был задержан гражданин Греции российского происхождения, подозреваемый в многолетнем шпионаже в пользу российской военной разведки. 39-летний подозреваемый является сыном бывшего офицера Главного управления Генштаба ВС РФ, который во время службы работал дипломатом в Германии и Австрии.

В декабре 2022 года агента немецкой Федеральной разведывательной службы (BND) Карстена Л. обвинили в сотрудничестве с Россией. Он арестован, грозит тюремный срок вплоть до пожизненного. В конце января 2023 года по подозрению в измене арестован человек, которого прокуратура и разведка считают сообщником Каррстена Л. Это экс-россиянин, а ныне гражданин Германии, которого называют «Артур Э.».

Потенциальными кандидатами на обмен называют также Александра Винника (находится в тюрьме в США, обвиняется в создании без лицензии биржи криптовалют и отмывке миллиардов долларов); Романа Селезнева (сына депутата Госдумы от ЛДПР), обвиненного в США в кибермошенничестве и осужденного на 27 лет заключения; российского бизнесмена Владислава Клюшина, обвиненного в США в инсайдерской торговле ценными бумагами; Дмитрия Украинского, обвиненного в США в кибермошенничестве, хакерстве и отмывании денег в составе преступной группы.

Есть арестованные и в пока еще «дружественной» Турции

В Стамбуле в 2021 году по подозрению в шпионаже были арестованы граждане России чеченского происхождения Абдулла Абдуллаев, Равшан Ахмедов, Беслан Расаев и Асланбек Абдулмуслимов. Похоже, их «интересовали» представители чеченской эмиграции в Турции. То ли антикадыровские «шайтаны», то ли кандидаты на кровную месть.