logoЖурнал нового мышления
исследуем действительность

Война с природой

2052 воронки на квадратный километр и радиационная угроза Азовскому морю — экологические последствия боевых действий в Украине

В ноябре 2021 года, за три месяца до начала масштабного военного конфликта между Москвой и Киевом, на сайте ООН появилась публикация: «Природа стала невидимой жертвой войны».

«Человечество всегда считало потери в войне по числу убитых солдат и мирных жителей, разрушенных объектов инфраструктуры, а об ущербе для окружающей среды даже не задумывалось. Между тем издавна вою­ющие стороны засыпали колодцы, сжигали посевы, вырубали леса, уничтожали угодья и вырезали скот. Сегодня последствия конфликтов для природы еще серьезнее: применение токсичных веществ во Вьетнаме, горящие нефтяные вышки во время войны в Кувейте. <…> Конфликт разрушает окружающую среду на востоке Украины. Донбасс находится на пороге экологической катастрофы, причина которой — загрязнение воздуха, почвы и воды в результате разрывов большого количества боеприпасов и затопления промышленных предприятий», — заявляли в Организации Объединенных Наций.

Мало кто мог предположить, какие масштабы обретет бедствие в скором времени.

«Горби» рассказывает, каковы экологические последствия военных действий в Украине к осени 2023 года и чем спецоперация обернулась для природы самой России.

Пшеничное поле в Чернобаевке, Херсонская область. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Пшеничное поле в Чернобаевке, Херсонская область. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Часть I.

Украина и зона боевых действий

Засеяно снарядами

К февралю 2022 года Украина была мировым лидером по экспорту подсолнечного масла (на ее долю приходилось 50% поставок) и производству семян подсолнуха (31%). Также она, по данным Еврокомиссии, производила 10% мирового объема пшеницы, 15% — кукурузы, 13% — ячменя.

Аграрный сектор Украины играет важнейшую роль не только в экономике страны, но и в обеспечении продовольственной безопасности мира. Среди крупнейших покупателей украинской сельхозпродукции — не самые богатые государства, такие как Египет, Нигерия, Индонезия и даже Бангладеш, закупающая зерно за счет средств ООН. Полтора года военных действий нанесли украинским аграриям серьезный ущерб.

— В этом году мы не смогли засеять 6,8 млн гектаров сельхозугодий, при том что в стране — 32 млн гектаров пахотных земель. То есть потеряли почти 20% пашни, — рассказал «Новой» один из украинских фермеров, работающий в Черкасской области. — По тому же подсолнуху объемы сократились на треть, потому что на [контролируемых] Россией землях как раз много подсолнуха растет.

Фермер отмечает, что с сельскохозяйственной точки зрения главная проблема не в том, кем контролируются пашни, а в том, что плодородные земли просто уничтожаются в результате боев и многие из них — уже потеряны.

— Один сантиметр плодородного слоя восстанавливается около 300 лет, — говорит он. — И это в естественных условиях. Что сейчас остается в наших полях и как их восстанавливать — вопрос открытый.

Изучением экологических последствий текущего конфликта занимается сообщество UWEC, объединившее ученых и специалистов по охране природы из Украины, России, Беларуси, США и Германии. Эксперты проанализировали космоснимок пахотного поля, находящегося к юго-востоку от города Изюм Харьковской области. На одном квадратном километре они насчитали 2052 воронки: 480 — от снарядов калибром 82 миллиметра, 547 — от 120-миллиметровых снарядов и 1025 — от снарядов калибром 152 миллиметра. «Только на этом квадратном километре в грунт попало 50 тонн железа, одна тонна соединений серы и 2,35 тонны меди. Трудно рассчитать объем тяжелых металлов и других соединений, количество которых меньше. Кроме того, взрывами вывернуто не менее 90 000 тонн грунта», — заключили эксперты.

Пахотное поле близ города Изюм в Харьковской области усеяно снарядами. 2052 воронки от боеприпасов разного калибра. Снимок из космоса

Пахотное поле близ города Изюм в Харьковской области усеяно снарядами. 2052 воронки от боеприпасов разного калибра. Снимок из космоса

Алексей Василюк. Фото: из личного архива

Алексей Василюк. Фото: из личного архива

Эколог Алексей Василюк отмечает, что, по его информации, 33% пахотных земель Украины попали под влияние [боевых действий]:

— Мы считаем, что эти территории нельзя использовать для сельского хозяйства. Я не хотел бы есть продукты, которые выращены на таких землях. Большое количество серы, контактируя с водой, образует серную кислоту. А тяжелые металлы накапливаются, в том числе, и в растениях. И потом мы это будем есть? Нет, оно, может быть, не смертельно, но все равно плохо: это и сокращение продолжительности жизни, и ухудшение здоровья.

Василюк вспоминает, как летом прошлого года ему написали коллеги из Демократической республики Конго: «Решайте уже что-то с вашей [***], потому что у нас скоро начнется голод. У нас такой скачок цен на продукты, что мы долго не протянем».

Он отмечает, что в Украине звучат мнения, что при возвращении контроля над восточными территориями страна вновь сможет обеспечивать мир продовольствием в прежнем объеме.

— То есть вы прямо заявляете, что на подвергшейся обстрелам территории будете что-то выращивать и продавать другим странам? Тогда нужно прямо говорить миру, что мы будем экспортировать зерно с загрязненных земель, — заключает эксперт.

Боевые действия в Украине уже стали причиной масштабного продовольственного кризиса. По данным Всемирной продовольственной программы, число голодающих в мире только за 2022 год увеличилось на 47 млн человек, число оказавшихся за чертой бедности — на 71,5 млн. Помощь с продуктами питания сегодня нужна 45 государствам, преимущественно африканским и азиатским, а также Венесуэле и Гаити. Отказ России от «зерновой сделки», по заявлениям ООН, только усугубляет положение людей в развивающихся странах: ее реализация позволяла обеспечивать продовольствием 349 млн человек.

АЭС и обедненный уран

6 сентября администрация президента США Джо Байдена анонсировала очередной пакет военной помощи Украине: в него, в числе прочего, вошли 120-миллиметровые снаряды с обедненным ураном. До этого о намерении поставить аналогичные боеприпасы Киеву объявила Великобритания. Реакция Москвы оказалась ожидаемой: Владимир Путин заявил, что Россия будет использовать свои снаряды с обедненным ураном, тем более что у страны их «сотни тысяч».

Обедненный уран — отход, получающийся при обогащении урана на атомных производствах. Оружие с ним официально не считается ядерным, его применяют в большей степени потому, что обедненный уран — сверхплотный металл, способный пробивать практически любую броню. Тем не менее это вещество все равно токсично.

Андрей Ожаровский. Фото из личного архива

Андрей Ожаровский. Фото из личного архива

— После применения обедненный уран остается в окружающей среде, — объясняет эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза Андрей Ожаровский. — Период полураспада урана составляет 4,5 миллиарда лет. Он остается в виде металла и постепенно переходит в ионную форму. В растворимой ионной форме он приобретает подвижность и включается в биологический круговорот, то есть попадает в организм человека с пищей и водой. И это радиологическая и химическая опасность, поскольку соединения урана химически токсичны.

Согласно докладу Исследовательского института радиобиологии Вооруженных сил США, обедненный уран способен вызывать онкозаболевания и интенсифицировать их течение. Пока информации о применении этих снарядов в Украине однако же нет.

Радиационная угроза — самая чувствительная, вызывающая наибольшее беспокойство как в украинском, так и в российском обществе. И, к счастью, в полной мере нереализованная. Информационная кампания вокруг возможных обстрелов Запорожской атомной электростанции (ЗАЭС), которую можно было наблюдать летом и осенью прошлого года, носила скорее политический характер. Судя по всему, и российское, и украинское руководство понимают: на Чернобыльской АЭС в 1986 году взорвался один реактор, а на ЗАЭС реакторов шесть. После Чернобыля радиоактивные осадки выпадали даже в удаленных от атомной станции регионах — например, в Мордовии и Чувашии. Площадь поражения в случае разгерметизации реакторов Запорожской АЭС будет куда больше.

Фото: Галина Зверева / ТАСС

Фото: Галина Зверева / ТАСС

Однако сегодня угроза выброса радионуклидов даже в случае попадания снарядов в ЗАЭС снижена: пять из шести реакторов станции находятся в режиме «холодного останова», один — в режиме «горячего останова» (то есть реакторы разогреваются за счет подачи электроэнергии из внешних источников, но сами — не работают).

— Когда реакторы находятся в процессе выработки электроэнергии, давление в них значительно превышает атмосферное, достигая 16 мегапаскалей (нормальным атмосферным давлением принято считать 0,1013 мегапаскалей), — отмечает Андрей Ожаровский. — И если в таком состоянии будет поврежден первый контур — трубопроводы, парогенераторы или сам реактор, — то произойдет залповый выброс радионуклидов, а затем начнет плавиться ядерное топливо. Произойдет та самая «тяжелая авария».

Если же реактор находится в так называемом холодном состоянии, то залповый выброс радионуклидов исключен.

— Конечно, в контуре все равно содержатся опасные вещества. Конечно, его нельзя обстреливать и каким-либо образом разрушать, но если авария и произойдет, то ее тяжесть будет меньше, — подчеркивает Ожаровский.

Однако если разгерметизация на ЗАЭС пока остается гипотетическим фактором риска, то повышение радиационного фона в зоне Чернобыльской АЭС (ЧАЭС) — зафиксированный факт. В день, когда украинское командование объявило о занятии российской армией ЧАЭС, уровень гамма-излучения в зоне электростанции вырос более чем в 20 раз: с 3 до 65 микрозивертов в час. Притом что безопасным для человека считается уровень в 0,5 микрозиверта в час (а понятие «радиационный фон в норме» применимо к показателю 0,2 микрозиверта в час).

В МАГАТЭ считают, что повышение уровня радиации в зоне ЧАЭС было связано с перемещением тяжелой техники, поднявшей в воздух загрязненную пыль, оставшуюся здесь с 1986 года. Более того, российские военные возводили в Чернобыльской зоне отчуждения оборонительные сооружения, рыли окопы. Экологи отмечают: просто ходить в этом районе было относительно безопасно, но копать… Специалисты также опасаются, что после ухода российских военнослужащих с территории ЧАЭС они могли перенести радиоактивную пыль на одежде и технике.

Из-за засекреченности сведений о положении дел в российской армии достоверных данных о последствиях пребывания военных в зоне ЧАЭС нет.

Ядерное море

Еще одна угроза, о реализации которой пока может быть просто неизвестно в силу отсутствия мониторинга, — это угроза радиоактивного загрязнения Азовского моря.

8 апреля 2018 года министерство угля и энергетики «ДНР» заявило, что остановит откачку воды из шахты «Юнком», расположенной близ города Енакиево. В этой шахте в 1979 году был произведен ядерный взрыв мощностью 0,3 килотонны в тротиловом эквиваленте. Советские власти рассчитывали таким образом решить проблему скопления газа, но достичь этой цели не удалось: уже в 1980 году в«Юнкоме» произошла детонация метана, погибли 66 шахтеров. В 2001 году шахту закрыли как нерентабельную.

Шахта «Юнком». Фото: соцсети

Шахта «Юнком». Фото: соцсети

Причем консервировать ее пришлось не традиционным методом затопления, а дорогостоящим «сухим» способом, включающим в себя помимо прочего постоянную откачку воды. Необходимость этого была обоснована опасностью радиоактивного загрязнения.

По словам эколога Ольги Денищик, в шахтных водах «Юнкома» могут содержаться радионуклиды. И если шахту затопить, то опасные вещества будут подниматься выше — к горизонтам, из которых воду берут для питья или орошения. Но помимо очевидной угрозы употребления в пищу радиоактивной воды есть и еще одна — воды «Юнкома», поднявшись к поверхности, могут попасть в Северский Донец, а оттуда — в Дон и Азовское море.

«Если водоотливные установки в результате длительного обесточивания затопит, произойдет подъем уровня подземных вод. «Запечатанная» капсула с радиоактивными материалами разломится, и зараженная гадость устремится с водой по штрекам. Эта вода поднимется вверх и по ряду старых незаложенных скважин попадет на поверхность. Загрязнение местности будет чудовищным — примерно на уровне 1000 микрорентген в час», — говорил о затоплении шахты геолог Евгений Руднев.

Шахта «Юнком». Фото: соцсети

Шахта «Юнком». Фото: соцсети

Для понимания: безопасным для человека считается уровень радиоактивного фона до 50 микрорентген в час.

Ежегодно на осушение «Юнкома» власти Украины тратили порядка $5 млн. Но в «ДНР» заявили, что таких денег у них нет. С 14 апреля 2018 года воду из шахты откачивать перестали. В 2020 году власти Украины призывали инспекторов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) проинспектировать «Юнком», однако в Донецке эту идею не поддержали, заявив, что готовы представить собственные отчеты и экспертные заключения. Были ли они представлены — неизвестно. Независимая оценка последствий затопления «Юнкома» до сих пор не дана.

Звери

В конце августа 2023 года The New York Times сообщила, что с начала боевых действий на черноморском побережье Украины, Турции и Болгарии было обнаружено не менее 900 погибших дельфинов. Зоолог Павел Гольдин объяснил это работой гидролокаторов военных кораблей, разливами топлива, пусками ракет и подрывами морских мин.

Иван Русев. Фото: соцсети

Иван Русев. Фото: соцсети

О влиянии военного флота на морских млекопитающих говорит и эколог Иван Русев: «Судна могут использовать звуки на уровне 200 децибелов и даже выше, выпускаемых специальным передатчиком. Настолько мощные гидролокаторы повреждают у дельфинов органы слуха и дезориентируют их. Потеряв ориентацию и «зрение», животные теряют акустический контроль над средой. Они в панике могут выбрасываться на берег и погибать».

Всплеск гибели дельфинов зафиксирован и в России. Так, по информации директора научно-экологического центра спасения дельфинов «Дельфа» Татьяны Белей, в 2022 году в Краснодарском крае задокументирована гибель около 600 китообразных. Для сравнения: в предыдущие годы фиксировалось до 350 случаев. В этом году показатель ниже — 180 случаев гибели.

Выброшенные на берег дельфины. Фото: AP / TASS

Выброшенные на берег дельфины. Фото: AP / TASS

Татьяна Белей. Фото: соцсети

Татьяна Белей. Фото: соцсети

Сама Белей говорит, что гибель дельфинов связана, в первую очередь, с эпизоотией — эпидемией у животных — тяжелой вирусной инфекцией, на которую также наложились и бактериальные. По словам бывшего научного руководителя севастопольского дельфинария Александра Жбанова, гидролокационные станции кораблей могут воздействовать на дельфинов негативно, но такое воздействие в Черном море «было всегда», а дельфины выбрасываются на берег в основном из-за болезней и загрязнения моря.

Гибнут животные и на суше. Зафиксированное экологами уничтожение как минимум 36 154 гектаров лесов не могло на них не сказаться.

— Хищники и копытные очень активно передвигались, заметно участились случаи дорожно-транспортных аварий с их участием. И у них очень много препятствий: заборов, населенных пунктов. Они не всегда могут покинуть зону боевых действий. А еще большое количество домашних животных просто брошено: не только котов и собак, но и коров, коз, кур. Они становятся легкой добычей для хищников или просто гибнут от голода и жажды, — говорит эксперт UWEC Алексей Василюк.

Согласно официальным данным министерства аграрной политики и продовольствия Украины, боевые действия привели к гибели порядка 6 миллионов 92 тысяч сельскохозяйственных животных — в основном из-за отсутствия возможности кормить их. Количество погибших домашних животных неизвестно. Подсчитать его можно будет только после окончания вооруженного конфликта.

Самая крупная техногенная авария

В ночь на 6 июня 2023 года в Херсонской области была разрушена плотина Каховской ГЭС. Вода, хлынувшая из Каховского водохранилища, затопила 320 квадратных километров территории, 32 населенных пункта на контролируемом Украиной правом берегу Днепра и 35 — на подконтрольном России левом. Эвакуировать пришлось более 9000 человек, как минимум 113 местных жителей погибли.

После подрыва дамбы ученые и политики говорили о двух основных угрозах от осушения водохранилища:

  • Во-первых, о возможных пылевых бурях и распространении инфекций.

«Появилось огромное оголенное пространство из ила, загрязненного промышленными отходами, в том числе тяжелыми металлами, потому что вредные вещества, которые попадали с украинских предприятий в Днепр, стекали вниз и задерживались в водохранилище, — объяснял в июле этого года изданию «Кедр.Медиа» эколог Евгений Симонов (признаны Минюстом РФ «иноагентами»). — Пылевые бури могут разносить вредные вещества по окрестностям, люди будут их вдыхать».

Михаил Фаворов. Фото: соцсети

Михаил Фаворов. Фото: соцсети

«После ухода воды осталось множество ограниченных водных объектов, которые прогреваются лучше, чем водохранилище, что создает благоприятные условия для бактериальных водных паразитов. Единичные сообщения о заражении холерой уже имеются, но надо признать, что эта болезнь в целом характерна для Херсонской области. Это так называемый эндемичный регион, где холера встречается каждый год. Наибольшие риски сейчас связаны с вероятностью заражения людей холерой, брюшным тифом и сальмонеллой», — отмечал эпидемиолог Михаил Фаворов.

Холерная палочка после разрушения Каховской ГЭС была обнаружена в пресной воде в Николаевской и Херсонской областях. Обследование на это заболевание в Украине прошли 5123 человека, у двоих были выявлены подозрения на инфицирование, но информации о подтвержденной заболеваемости в открытых источниках нет.

Власти рекомендовали местным жителям не употреблять днепровскую воду.

На дне осушенного Каховского водохранилища во избежание пылевых бурь высадили клевер, люцерну и другие растения. По мнению ботаника Елены Киричок, посев семян, особенно бобовых, — правильное решение: «При засевании дна решается несколько проблем, в том числе закрепление грунта: защита его от смыва в более низкие участки и от образования промоин в виде овражной сети, а также предотвращение пылевых бурь».

Евгений Симонов отмечает, что именно благодаря тому, что «все заросло раньше, чем высохло дно водохранилища», пылевых бурь удалось избежать.

— Сейчас как определенный риск по-прежнему видится большая доля чужеродных видов в процессах зарастания. В том числе видов, выделяющих мощные аллергены, — говорит он.

  • Второй угрозой, о которой много говорилось в СМИ после разрушения плотины Каховской гидроэлектростанции, была вероятность остановки системы охлаждения Запорожской АЭС, которая использует днепровскую воду.

Однако эта угроза изначально выглядела хоть и небезосновательной, но несколько преувеличенной. По словам физика-ядерщика Дмитрия Горчакова, водоем-охладитель отделен от Днепра плотиной, и вода в нем остается, хотя взрыв и лишил АЭС возможности подпитываться водой из Днепра.

— Запасов хватит минимум на несколько месяцев. Плюс есть альтернативные источники, которые уже начинают задействовать: это и подземные скважины, и грунтовые воды, и переток воды из различных каналов. Кроме того, можно пробовать организовать закачку воды из нового, а точнее — старого, сформировавшегося еще до строительства плотины русла Днепра, — отмечает ученый.

Каховская ГЭС. Фото: Алексей Коновалов / ТАСС

Каховская ГЭС. Фото: Алексей Коновалов / ТАСС

Тем не менее последствия разрушения плотины Каховской ГЭС — масштабные. Это и гибель большого количества животных, которых просто смыло водой, — в первую очередь, мелких млекопитающих и птенцов: они просто не могли покинуть зону затопления. И большое количество загрязнителей, в том числе сельскохозяйственных пестицидов и нефтепродуктов, попавших в Черное море: в зоне затопления оказались 78 объектов, содержащих запасы нефтепродуктов, только с площадки самой ГЭС в воду было смыто 150 тонн машинной смазки. При этом символично, что в наименьшей степени из-за подрыва дамбы пострадала российская часть черноморского побережья: течения в море устроены так, что загрязнение отнесло сначала к Одесской области, а оттуда — к Болгарии и остаточно — к Турции.

Часть II.

Россия

Происходящее не могло не сказаться на стране, начавшей спецоперацию. Однако, какой ущерб природе России нанесен обстрелами, доподлинно неизвестно.

— Я не располагаю достоверными данными об ущербе, потому что корректно измерить воздействие во время боевых действий не получается, — объясняет эксперт UWEC Евгений Симонов. — Если в Украине сбор и предъявление миру хоть каких-то данных — это государственная политика, и власть там проявляет чудеса толерантности к общественникам и ученым, пытающимся оценить экологический ущерб, то в России пока ни центральная, ни региональные власти экологические воздействия приоритетными не считают. А тех, кто решится считать ущерб на местности, боюсь, ожидает знакомство с законом о фейках и его аналогами. Поэтому я не слышал, чтобы кто-то в России оценивал экологический вред от происходящего.

Симонов рассказывает, что в 2022 году краснодарский эколог Дмитрий Шевченко запросил у Минобороны РФ информацию о том, какое количество загрязняющих веществ затонуло в Черном море вместе с крейсером «Москва». Однако ведомство ответило (документ есть в распоряжении редакции): «Разлива топлива в море при катастрофе крейсера «Москва» не зафиксировано, при этом количество выгоревшего топлива при пожаре неизвестно. Частичная или полная откачка топлива не производилась. Корабль затонул за пределами территориального моря РФ, в этой связи оповещение местных властей и населения о возможных негативных экологических последствиях не осуществлялось».

— На российской территории есть неразорвавшиеся снаряды, что в условиях лесов или болот — очень малоприятный «подарок» как животным, так и людям, которые эти снаряды найдут. Но у меня в смысле экологического воздействия пока большие опасения вызывают разрушения объектов инфраструктуры — например, нефтехранилищ. В случае разрушения какого-нибудь промышленного объекта всегда образуются серьезные загрязнения, — говорит Симонов, отмечая, что информации о последствиях атак на нефтебазы в России (такие атаки происходили в Брянской, Белгородской, Орловской, Курской областях) нет.

Красноярск. Режим «черного неба». Фото: соцсети

Красноярск. Режим «черного неба». Фото: соцсети

Куда более очевидной угрозой для российской природы оказались не снаряды, а российские же чиновники и депутаты, решившие, пока никому нет дела до экологических вопросов, ослабить природоохранное законодательство и расправиться с теми, кто ранее им мешал это делать. Так, в стране оказались запрещены ведущие международные экологические организации — Greenpeace, WWF* и Bellona. Все они были признаны нежелательными.

— WWF традиционно занимался охраной животного мира, он никогда не занимался атомной энергетикой, особо опасными отходами или проблемой загрязнения Байкала. Они вместе с Путиным сохраняли амурского тигра и тем не менее все равно попали под раздачу. Greenpeace же занимался проблемами загрязнения окружающей среды радиоактивными элементами, химическими загрязнениями, проблемами особо охраняемых природных территорий. Они, скажем так, больше наступали на пятки группировкам, которые занимаются разграблением природных богатств России, — говорит эколог Дмитрий Левашов.

И действительно:

инициатором запрета Greenpeace выступил депутат Госдумы Александр Якубовский, которому осенью прошлого года организация помешала провести законопроект, разрешающий сплошные рубки леса на Байкале ради строительства гостиниц, ресторанов и других объектов инфраструктуры.

Хозяйственная деятельность человека — основная причина загрязнения воды в озере, являющемся объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Признание Greenpeace нежелательным, кажется, действительно помогло депутату, супруга которого владеет в Иркутской области строительным бизнесом: законопроект в июле этого года приняли в первом чтении, до конца года ожидается его окончательное принятие.

Выросло и давление на низовых экоактивистов.

— В 2022 году в отношении более 239 человек и 19 организаций было зафиксировано около 300 эпизодов давления. Среди них уголовные и административные дела, не менее 47 нападений, пять случаев принудительной психиатрии, порча имущества и даже события, которые повлекли летальный исход (речь о гибели лидера движения «Полтавская против свалки» Андрея Гаряева, которого фактически довели до самоубийства). В то время как за выражение несогласия с проведением специальной военной операции с начала 2022 года к ответственности привлекли более 65 экоактивистов, — рассказывает представитель Российского социально-экологического союза Виталий Серветник. И подчеркивает, что экологическое сообщество не промолчало, высказалось, обозначило свою позицию [относительно СВО].

— Мы стали назначенным воплощением зла, — резюмирует Евгений Симонов.

Для государства пожертвовать экологическим благополучием страны оказалось вполне приемлемым и на бюджетном уровне: 12 октября председатель думского комитета по экологии Дмитрий Кобылкин заявил, что финансирование нацпроекта «Чистый воздух» будет сокращено на 42%. Причины он называть не стал.

Проект направлен на модернизацию заводов и снижение выбросов загрязняющих веществ в двенадцати промышленных городах страны: Братске, Красноярске, Липецке, Магнитогорске, Медногорске, Нижнем Тагиле, Новокузнецке, Норильске, Омске, Челябинске, Череповце и Чите.

Для понимания: в августе 2022 года министерство экологии Свердловской области признало воздух Нижнего Тагила, где работают 17 металлургических предприятий, опасным для здоровья горожан. Чиновники заявили, что показатели загрязнения соответствуют очень высокому уровню. В августе 2023 года местные СМИ опубликовали новость: у каждого шестого горожанина, прошедшего медицинское обследование, выявили онкопатологию.

* Организация признана в России «иноагентом» и «нежелательной».

Читайте также

Тоска по «Великой Державе»

О чем думают в России на самом деле: разбираем важные соцопросы