logoЖурнал нового мышления
ИССЛЕДУЕМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Нерадужный год

За последнее время в стране было принято пять законодательных новаций против «нетрадиционных» ценностей

Нерадужный год

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

В реестр таковых были отправлены аборты, суррогатное материнство, трансгендерные люди. Мы решили напомнить, что теперь государство считает преступным и почему свобода распоряжаться своим телом с точки зрения тоталитарной практики угрожает нации.

Закон о полном запрете ЛГБТ*-пропаганды, педофилии и смены пола.

Принят 24 ноября 2022 г.

Закон запрещает рассказывать об однополых отношениях в позитивном ключе и «создавать положительный образ» этих отношений. Нарушителям грозят штрафы: для физических лиц — до 400 тысяч рублей, для юридических — до 5 миллионов рублей. Теперь Роскомнадзор имеет право блокировать сайты, где предположительно была обнаружена такая информация, сразу, не дожидаясь решения суда.

Примечательно, что сами формулировки, что, собственно, считать пропагандой ЛГБТ, в законе прописаны столь расплывчато и неопределенно, что применять их теперь можно крайне вольно.

То есть опираясь исключительно на мнение следователя. Будет дано указание увидеть — увидит. Закон вызвал оторопь в первую очередь у книгоиздателей. В письме к Александру Хинштейну, одному из инициаторов закона, Российский книжный союз заявил, что к пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений может быть отнесено, например, стихотворение Федора Сологуба «На совете», к пропаганде педофилии — роман Владимира Набокова «Лолита», супружеской измены — роман Льва Толстого «Анна Каренина» и поэма Александра Пушкина «Бахчисарайский фонтан», полигамии — повесть Александра Куприна «Суламифь».

Первой и показательной жертвой закона стал роман Елены Прокашевой** и Екатерины Дудко** «Лето в пионерском галстуке». Сюжет книги — любовь мальчика-подростка и его вожатого в пионерском лагере. Книга вызвала большой интерес аудитории — она стала самым продаваемым в денежном выражении произведением в сегменте художественной литературы (более 49,8 млн руб.) в ближайшие полгода после появления в магазинах.

Захар Прилепин в своем телеграм-канале заклеймил издателей: «В издательстве Popcorn Books (неизбежно читается как порно-букс) празднуют победу и считают барыши. Они и этот пост расценят как удачу. На то и рассчитывали. Скрывать не стану, я бы всю вашу контору сжег бы, пока вы дома спите!»

Гневно отозвался о книге и Никита Михалков — он в своем ролике зачитал отрывок из романа и расценил его публикацию как «нарушение Конституции».

А Нина Останина — председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей направила в Роскомнадзор просьбу о проверке содержания книги с перспективой возбуждения в дальнейшем уголовного дела.

Коллизия вокруг «Лета в пионерском галстуке» закончилась тем, что ее авторы были признаны «иноагентами», а книга запрещена к продаже.

Следующими жертвами нового закона стали десятки фильмов, изъятых из афиш онлайн-кинотеатров и стриминговых платформ.

Нина Останина. Фото: Пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС

Нина Останина. Фото: Пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС

Следствие принятия этого закона — безжалостное цензурирование любой публикации, фильма или акции. При этом законодателями полностью проигнорирован тот факт, что с точки зрения как здравого смысла, так и духа права невозможно применять критерии пропаганды к художественному произведению — это мнение было высказано многими юристами сразу после выхода закона. Но теперь даже природное явление — радуга тянет на пропаганду нетрадиционных ценностей (прецеденты о переименовании сорта мороженого уже были). В декабре был изъят с канала и сайта клип Сергея Лазарева «Так красиво». Выборгский районный суд Петербурга решил, что кадры с переплетенными кистями двух женских рук пропагандируют нетрадиционные ценности:

«Отдельно стоит обратить внимание на фрагмент, представленный последовательной сменой кадров, демонстрирующих взаимодействующие кисти рук (ласкающие друг друга), чье взаиморасположение в пространстве, их индивидуальные особенности (волосяной покров, форма ногтевой пластины, маникюр, украшения) позволяют их воспринимать как принадлежащие двум разным людям одного пола, то есть потенциально воспринимающиеся как тактильное, чувственное взаимодействие лиц, транслирующих свои гомосексуальные предпочтения».

В 2023 году Роскомнадзор составил 33 протокола за пропаганду ЛГБТ и ее демонстрацию.

Закон о запрете трансгендерного перехода (смене пола).

Принят 14 июля 2023 г.

Это один из самых жестких и показательных запретов для людей из ЛГБТ-сообщества. Настолько, что даже эксперты из Минздрава в открытую критиковали законопроект, в частности апеллируя к тому, что запрет на проведение операций по смене пола и замену документов может привести к росту числа самоубийств у людей, чей гендер не соответствует официальному полу.

Однако уже на первом чтении законопроекта стало очевидно, что он обречен быть принятым в самой жесткой редакции.

Зампред Госдумы Петр Толстой не скрывал своих гомофобных взглядов: «Не смогут, бедные, привести свои паспортные данные в соответствие с действительностью, которая сложилась у них в голове».

Столь же активно лоббировал принятие закона и председатель Госдумы Вячеслав Володин. По его мнению, новый закон о запрете смены пола будет только защищать граждан: «Смена пола — это чудовищная тенденция, которая ведет к вырождению нации».

Хотя трудно представить, что угрозу реальному воспроизводству нации могут нанести всего 2700 человек, которые, по данным российских ЗАГСов, сменили пол в России за последние четыре года.

Петр Толстой и Вячеслав Володин. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Петр Толстой и Вячеслав Володин. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Еще более экстравагантную причину, по которой транслюди должны быть отменены в России, называл глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Якобы были зафиксированы случаи смены пола ради уклонения от мобилизации. По его мнению, такой обман нарушает обороноспособность государства.

Принятый закон теперь допускает только те медицинские вмешательства по смене пола, которые связаны с лечением врожденных аномалий, генетических и эндокринных заболеваний. Решение о проведении таких вмешательств будет приниматься врачебной комиссией.

Транслюдям по новому закону запрещено усыновлять детей и заключать брак.

Если будут внесены изменения в запись акта гражданского состояния об изменении пола одним из супругов, то брак будет аннулирован. Кроме того, в отношении лиц, ранее изменивших пол, устанавливается запрет на усыновление детей. Также они не смогут быть их опекунами или попечителями.

Фактически легально сменить свой гендер в России будет невозможно, хотя раньше такая возможность была, даже если человек не решался на хирургические трансформации, а ограничивался лишь гормональной терапией. Теперь такие люди обречены всю жизнь жить в чуждом им теле, если только не удастся уехать из страны.

Планы Минюста — «часть трансфобной кампании государства», считают многие активисты. По их мнению, таким образом власти пытаются отвлечь внимание от других социальных и политических проблем.

Запрет на аборты

Пока такой закон в чистом виде не принят, однако насильственное материнство как государственный тренд все прочнее входит в реальность. Тема для парламентариев не нова. Хочешь попасть в политический мейнстрим — припомни тему абортов.

Особо бескомпромиссно отличился на этом поле депутат Милонов: «До 24 лет наплясались уже на дискотеках, пора и о государстве позаботиться», — написал он в твиттере летом. Немногим позже глава Минздрава Михаил Мурашко предложил ввести строгий контроль над препаратами для медикаментозного прерывания беременности, что, собственно, и было осуществлено.

Виталий Милонов с семьей. Фото: Сергей Петров/TACC

Виталий Милонов с семьей. Фото: Сергей Петров/TACC

Вмешательство государства в право человека распоряжаться своим телом и судьбой совсем не выглядит безопасным. Особенно если помнить, что на кону огромная целевая аудитория — миллионы женщин.

Если оценить ретроспективу абортной политики в стране, то станет очевидно, что «щекотки» как можно ближе подойти к тотальному запрету абортов уже несколько лет тревожат так называемых «патриотов».

Несколько лет назад в стране была попытка утвердить проект приказа Минздрава об «Утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности». В нем значительно увеличивался перечень тяжелых аномалий плода, при которых женщина не имела бы права на аборт, если это обнаруживалось после 12-недельного срока беременности. В частности, предлагалось изъять из абсолютных показаний к аборту пороки развития нервной системы плода, при которых ребенок рождается тяжелым инвалидом, в том числе и с генетическими аномалиями. Аналогичная ситуация возникла в Польше в 2020 году, когда массовые протесты против запрета на аборты по медпоказаниям начали сотрясать страну. Основной смысл протестов сводился к тому, что государство не имеет права обрекать на страдания ребенка, который, родившись, никогда не сможет жить полноценной жизнью. Как и его семья.

Вообще,

в нынешних реалиях педалирование темы ценности и святости человеческой жизни, которую безусловное право женщины на аборт якобы ущемляет, выглядит в высшей степени лицемерным.

Но тем не менее ответственные в стране за мораль на эту территорию заходят с пугающей регулярностью.

В январе в РПЦ предложили проводить аборты только при согласии мужа, а также после обязательной консультации психолога и «демонстрации сердцебиения плода». Эти предложения председатель патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства иерей Федор Лукьянов представил в Госдуме и отметил, что следует закрепить их законодательно.

В июне вице-спикер Госдумы Анна Кузнецова на заседании комиссии Госсовета по социальной политике предложила губернаторам российских регионов задуматься об ограничении выдачи частным клиникам лицензий на проведение абортов. По сути, бывший детский омбудсмен транслировала идею РПЦ запретить частным клиникам проводить аборты, чтобы у тех исчез стимул гнаться за прибылью «за счет уничтожения детских жизней».

Анна Кузнецова в центре трансплантологии им. Шумакова. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Анна Кузнецова в центре трансплантологии им. Шумакова. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

А предложения же вывести аборт из программы обязательного медицинского страхования (ОМС) и вовсе звучат регулярно. Виталий Милонов заявлял, что наличие процедуры абортов в системе ОМС незаконно, так как страхование предполагает возможность лечиться, а беременность не является болезнью.

Вице-премьер Татьяна Голикова предложила Минздраву разработать положение о запрете абортов подросткам с 15 до 18 лет без согласия их родителей.

Одновременно государственные клиники обязали всех женщин, приходящих за этой процедурой, «профилактировать». Как и можно было ожидать, подошли к этой рекомендации с кондовой бесцеремонностью. На женских форумах множество рассказов о том, как назначенный для беседы священник обещал «горение в аду и смертные муки», а врач консультации намеренно затягивал сроки проведения аборта. В итоге женщины теряли возможность сделать процедуру легально и безопасно — по закону они могут прервать беременность, только если ее срок не превышает 12 недель.

К концу года тема абортов еще более актуализировалась.

Вице-спикер Госдумы Петр Толстой в Общественной палате 9 октября заявил, что парламент будет добиваться принятия закона о запрете проведения абортов в частных клиниках уже весной 2024 года. На сегодняшний день от проведения абортов полностью отказались коммерческие организации Крыма, Севастополя, Курской и Нижегородской областей, частично — клиники Мордовии, Татарстана, Челябинской области.

Кстати, количество абортов снижается в России с начала 1990-х — в среднем на 6% в год. В 2020 году Росстат зафиксировал 553 тыс. абортов. По итогам 2022 года это число сократилось уже до 506 тыс. По данным Росстата, на частные клиники приходится пятая часть от всех проведенных в стране абортов.

Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Фото: Владимир Гердо/ТАСС

При этом в прошлом году значительно выросли продажи препаратов для медикаментозного аборта и экстренной контрацепции — примерно на 60%.

Эти факты еще раз подтверждают — женщины научились контролировать деторождение, а значит, и право распоряжаться собой. Отменить это право карательными мерами не получится. Итогом же насильственной политики деторождения станет практика зачастую калечащих подпольных абортов — женщины с «просроченным» сроком беременности, особенно живущие в хронической бедности, пойдут и на этот шаг. Неизбежно увеличится число оставленных в роддоме детей и детей, которые будут не нужны своим родителям.

Ужесточение закона о суррогатном материнстве

Первый и явный сигнал, что суррогатное материнство в стране, где «традиционные ценности» становятся национальной идеей, не приветствуется властями, был подан еще в 2020 году. Тогда было возбуждено уголовное дело о «торговле детьми», которые были рождены российскими суррогатными матерями для иностранцев. Суть дела, по версии обвинительного заключения, сводилась к тому, что врачи и сотрудники Европейского центра суррогатного материнства находили покупателей младенцев из числа одиноких мужчин, «не имеющих показания к применению вспомогательных репродуктивных технологий». И хотя генетическая экспертиза в итоге подтвердила родство всех детей со своими родителями, которые сдавали свой биологический материал для вынашивания ребенка суррогатной матерью, поводом для снятия обвинений это не стало. Осенью этого года Никулинский райсуд присудил 19,5 года колонии строгого режима директору Европейского центра суррогатного материнства Владиславу Мельникову, врачу-репродуктологу Тарасу Ашиткову 17,5 года лишения свободы строгого режима, врачам Юлиане Ивановой и Лилии Панаиоти 16,5 года и 16 лет колонии общего режима соответственно. Реальные сроки заключения получили и суррогатные матери Татьяна Блинова и Лилия Валеева.

Владислав Мельников в суде. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Владислав Мельников в суде. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Дело врачей-репродуктологов явно имело показной характер. А запредельные сроки, которые дали врачам, и вовсе дали понять, что сфера суррогатного материнства еще немного — и станет вовсе нелегитимной. И все потому, что ранее услугами суррогатных матерей могли воспользоваться иностранцы и одинокие мужчины.

И опять врачебное сообщество пыталось взывать к здравому смыслу и справедливости. Президент Российской ассоциации репродукции человека Владислав Корсак выступил в защиту коллег:

«На этапе рождения ребенка и определения его правовой судьбы репродуктолог участвовать не может. Обвинение врачей в участии в преступной схеме столь же нелепо, как обвинение акушера, принявшего роды, в последующем ненадлежащем уходе за ребенком со стороны родителей. К возможным проблемам юридического сопровождения врачи никакого отношения не имеют».

Как и следовало ожидать, законодатели, сражающиеся с одинокими мужчинами, желающими иметь детей (читай, геями), в раже борьбы за нравственность нации нанесли ощутимый удар по бесплодным супружеским парам. В новой версии закон запрещает пользоваться услугами суррогатного материнства тем парам, в которых один из супругов из-за бесплодия не может предоставить свой биологический материал для оплодотворения. И опять профессиональное сообщество репродуктологов напомнило в открытом письме, что изменения в закон фактически ввели «запрет на использование в программах суррогатного материнства донорских половых клеток для лиц, состоящих в зарегистрированном браке». А это явно противоречит политике государства, в основе которой лежит защита интересов семьи и поддержка рождения детей. В частности, новые ограничения являются прямым нарушением п. 3 ст. 5 закона об охране здоровья, в котором говорится о том, что «государство гарантирует гражданам защиту от любых форм дискриминации, обусловленной наличием у них каких-либо заболеваний».

Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

В июле 27 семей из разных регионов страны направили письмо президенту с просьбой внести изменения в закон, разрешив использование донорских половых клеток для одного из супругов в программе суррогатного материнства при наличии медицинских показаний. «Чтобы стать родителями (следуя абсурдности формулировок закона), нам надо разрушить свою семью — расторгнуть брак для поиска другого, полноценного в репродуктивной сфере партнера или стать матерью-одиночкой. Почему одинокой женщине разрешено воспользоваться донорским материалом, а семье — нет?» — написали семьи в своем обращении к президенту. И добавили, что в клиниках на криохранении находится около тысячи готовых эмбрионов, созданных до появления закона и генетически родных по одному из родителей: «Это дети, родиться которым в России отныне запрещено».

Признание «экстремистской организацией» международного общественного движения ЛГБТ.

30 ноября 2023 г.

Одной из первых иск Минюста прокомментировала основательница «Лиги безопасного интернета» Екатерина Мизулина: «Это значит, что будет поставлен серьезный заслон ценностям, которые разрушают Россию, уничтожая нашу идентичность». В ответ на ее комментарий Ксения Собчак иронично заметила: «Страшно представить, сколько депутатов Госдумы и членов правительства запрещать придется».

Абсурдность этого запрета превзошла все мыслимые юридические нормы.

Юристы отмечали, что, согласно российскому законодательству, признать «экстремистской» можно только реально существующую организацию. Однако «Международное общественное движение ЛГБТ» не было зарегистрировано в России, не существовало даже каких-либо формальных структур такого движения и документов.

Видимо, для того, чтобы законотворческий абсурд не превратить в откровенный фарс, заседание суда было решено проводить в закрытом режиме.

Слушателей, ответчика, прессу в зал суда не пригласили — ответчика просто не существовало, а слушателей и прессу не позвали, чтобы не позориться. Представители Минюста пришли в зал суда в медицинских масках. Светиться в этом позорном мероприятии в открытую не хотел никто. Конспиративное заседание закончилось предсказуемо — несуществующее «Международное движение ЛГБТ» в России запретили.

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Чем это грозит российскому ЛГБТ-сообществу? И активисты, и правозащитники не сомневаются, что жестокими репрессиями по любому, даже незначительному поводу, типа демонстрации радужной символики. А любая поддержка людей сообщества либо объединение их в группы независимо от целей — уголовными сроками. Маховик беспредела запущен.

И дело тут не только в том, что люди «нескрепного формата» чему-то или кому-то реально угрожают.

Этот жупел придуман для того, чтобы противопоставить нашу нравственность — ихней, западной. Бездуховной и тлетворной.

Парадоксальным образом российская власть навязывает гражданам мысль, что нравственную «чистоту» нации может подорвать немногочисленное и неагрессивное сообщество «неправильных» людей.

Как закон будет использовать этот ресурс против ЛГБТ, лучше не загадывать. Но по существующему УК участие в экстремистском сообществе грозит шестью годами тюремного заключения, а его организация — десятью годами лишения свободы. Поэтому сама ЛГБТ-идентичность в России может стать поводом для уголовного преследования.

*Движение ЛГБТ признано в РФ «экстремистским».
**Признаны Минюстом «иноагентами».